Фонд патриотического воспитания молодёжи имени генерала Трошева Геннадия Николаевича
   Фонд патриотического воспитания молодёжи
имени генерала Трошева Геннадия Николаевича
 
  
Главная страница
  
 Г.Н. Трошев

Биография
  Награды
СМИ о Трошеве
 Статьи
 Интервью
 Фильмы
  Книги
  Фотоальбом
  Произведения о генерале Трошеве
  
 О Фонде

  Направления деятельности
  Отчеты Фонда
  Программы Фонда
  Архив новостей
  СМИ о Фонде
  Реквизиты Фонда
  Контакты
  Наши партнеры
  
 Почётный знак «За отличие»

  О знаке
  Кавалеры знака
  
 Нагрудный знак «За отличие»

  О знаке
Кавалеры знака
 

Статьи


Памяти защитника Отечества

<- Назад

   15 марта 2017 года исполнилось бы семьдесят лет выдающемуся государственному и военному деятелю новейшей России, ее герою генерал-полковнику Геннадию Николаевичу Трошеву. Почти восемь лет прошло с того дня, когда все информационные агентства страны сообщили о гибели генерала в авиационной катастрофе под Пермью.
   Многие смоляне помнят его в должности первого заместителя командующего 1-й гвардейской Краснознаменной танковой армией. И сегодня, когда в памяти встает облик Г.Н. Трошева, каким знали его я, товарищи по воинской службе, смоляне, трудно представить, что этого неординарного, полного неисчерпаемых сил человека уже нет в боевом строю и незаметно пришло время писать о нем воспоминания с тем, чтобы сохранить в памяти близких и дальних людей не только его несомненные заслуги, но и запечатлеть даже незначительные черты характера и поведения, отношение к ратному делу, способные дать пример для настоящего и будущих поколений защитников Отечества.
   Геннадий Николаевич Трошев родился в г. Грозном Чечено-Ингушской АССР, в семье офицера – летчика, уволенного под общий чох из авиации в ходе первого хрущевского сокращения в 1958 году. У отца осталась горькая обида на армию, выбросившей буквально на улицу молодого и еще перспективного пилота. Позже в одной из своих книг Геннадий Николаевич напишет, что отец в сердцах просил его выбрать любую профессию, только не военную.
   Обладая ярко выраженным художественным дарованием, Геннадий после школы поступил на архитектурный факультет Московского института инженеров землеустройства, но через год оставил престижный московский вуз и стал курсантом Казанского высшего военного командного танкового училища. К этому его подтолкнули два обстоятельства: желание не быть в тягость семье, где кроме него росли еще две сестры и страстная, бескорыстная привязанность к армии.
   Биография генерала Трошева Г.Н. – это жизнь человека, сделавшего самого себя через каждодневный тяжкий труд, поиск, сомнения, через истовую веру в свое призвание.
   Окончив училище, он, как отличник, получает назначение в Группу советских войск в Германии, в развернутый танковый полк 14-й гвардейской мотострелковой дивизии. Успешно командует взводом, ротой и даже удостаивается личной похвалы министра обороны СССР Маршала Советского Союза А.А. Гречко за отличную подготовку подразделения.
   Через четыре года Г.Н. Трошев поступает в Военную академию бронетанковых войск имени Р.Я. Малиновского. Академию в тот период возглавлял видный военачальник-танкист Герой Советского Союза маршал бронетанковых войск О.А. Лосик. Участники Великой Отечественной войны руководили многими кафедрами академии, являлись преподавателями ведущих дисциплин. Так что молодой слушатель получил отменную командирскую закваску на опыте войны через ее участников.
   Назначение после академии двадцатидевятилетнего майора начальником штаба 10-го отдельного танкового полка в Одесском военном округе, минуя батальонное звено, говорит о многом. Очевидно, что прекрасная выпускная характеристика слушателя академии дала ему право занять более высокое положение в служебной иерархии.
   После штабной «обкатки» последовало шестилетнее командование полком. Отвлекаясь, скажу, что командир роты и командир полка – ключевые фигуры. Без прохождения данных должностей формирование полноценного военного руководителя, как в мирное, так и в военное время, проблематично. Долгое время командовали полками наши выдающиеся стратеги маршалы Г.К. Жуков и М.В. Василевский. Первый – семь, а второй – десять лет. Вот так и Трошев получил - дай Бог всякому - первоклассный опыт руководства крупным воинским коллективом, во многом предопределившим его боевую судьбу. Лучшим свидетельством заслуг командира стало награждение полка Вымпелом министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть».
   Не стану полемизировать, но многие военные считают академию Генерального штаба подарком судьбы. Отчасти это верно, как верно и другое: путь в нее заказан офицерам с низкими морально-деловыми качествами, не отметившимся успехами на учебных и боевых полях, инертным и безразличным. Вот почему в Военную академию Генерального штаба принимаются не желающие, а производится строгий отбор. После взыскательного и не одномоментного анализа, Г.Н. Трошеву посту¬пает предложение продолжить обучение в «кузнице генералов». За два года пребывания в академии он успешно достиг высшей военной квалификации оперативно-стратегического уровня.
   Как высокую оценку своей работы воспринял Геннадий Николаевич назначение командиром 10-й гвардейской танковой дивизии. На ответственный участок в ГСВГ он прибыл в 1988 году. С тех пор в его внушительном послужном списке были только командные должности. Он вывел свою дивизию в число лучших в группе войск и по заслугам удостоился ордена «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3 степени.
   В 1991 году генерал-майор Г.Н. Трошев назначен первым заместителем командующего 1-й гвардейской Краснознаменной танковой армией. Начинается почти четырехлетняя служба в одном из самых прославленных объединений наших Вооруженных Сил..
   Как опытный организатор, методист и воспитатель войск, Г.Н. Трошев всегда в гуще боевой и оперативно-тактической подготовки. Он организует, проводит и контролирует многочисленные учения: полковые тактические КШУ на местности, учения по управлению огнем артиллерии, боевые пуски ракетных частей, батальонные учения с боевой стрельбой, стрельбы танкистов штатным снарядом. Выступает на разностепенных командирских сборах, перед молодыми офицерами, контролирует конкурсы по полевой выучке в учебных центрах (полигонах), участвует в подведениях итогов в частях, ведет большую общественную работу.
   Геннадий Николаевич любил работать с людьми, проявляя при этом ровную требовательность и особую военную вежливость. Никто и никогда не слышал от него вздорного слова, не говоря о мате. Лишь несколько повышенный, взбадривающий тон. Он не позволял себе разговаривать или выговаривать нерадивому подчиненному в состоянии раздражения – просил удалиться – и возвращался к беседе, когда чувствовал себя спокойным и готовым к принятию не опрометчивого, взвешенного решения, хотя бы и не в пользу воспитуемого.
   В его образе действий неколебимо утвердилась генштабовская школа с ее глубоким анализом событий и фактов, скрупулезностью и ответственностью, удачно сочетавшаяся с его не знающей отдыха, неудержимой натурой. Конечно, при работе в войсках он находил разные промахи, ошибки, но никогда не делал из мухи слона и в ряде случаев не использовал свою власть, предоставляя право разобраться с недостатками командиру или начальнику соответствующего структурного подразделения.
   Когда армия получила директиву на вывод, командующий генерал-лейтенант Л.П. Шевцов возложил на Г.Н. Трошева задачу организации и контроля за выводом соединений и частей, техники и вооружения, запасов материально-технических средств. Кандидатура Трошева как нельзя лучше соответствовала обязанностям по выводу войск из Германии. На первоначальном этапе командующий, начальник штаба армии генерал-майор В.М. Рощин лично занимались подготовкой и отправкой, но вскоре убыли на территорию России, где организовали встречу и размещение частей и подразделений армии в пяти областях страны. В Германии же генерал-майоры Г.Н. Трошев и Г.Н. Большега, как начальник штаба оперативной группы, руководили отправкой личного состава и имущества, сдачей немецкой стороне военных городков и территории.
   Именно Трошев держал в руках нити управления и своей энергией, разумной строгостью добивался выполнения задач. На протяжении четырех месяцев на родину вывели свыше 30 тысяч человек, 8600 единиц техники и вооружения, в том числе 687 танков,967 БМП, 366 БТР. И это только техника и вооружение дивизий, не считая техники полков и батальонов армейского подчинения. Ежедневно со станций погрузки уходило по 2 – 6 эшелонов. Поистине, масштабная, стратегическая передислокация прошла без потерь, более того, никто из личного состава не получил сколько-нибудь серьезной травмы при погрузочно-разгрузочных работах…
   Штаб армии и ряд армейских частей расположились в Смоленске, пригородах, области. С первых дней пребывания армии на смоленской земле Г.Н. Трошев принимает деятельное участие в обустройстве частей и подразделений, размещении семей военнослужащих. Он устанавливает тесное взаимодействие с руководителями областной и городской администраций В.П. Фатеевым и М.Г. Зысмановым, директорами ряда смоленских заводов, в первую очередь с А.И. Шкадовым. Спокойная, полная достоинства манера поведения Геннадия Николаевича всегда ободряла и располагала к сотрудничеству.
   Товарищеские отношения, переросшие в преданную дружбу, сложились у него с председателем комитета по строительству и архитектуре области Михаилом Петросовичем Аванесовым и директором завода «Монолит» Александром Петровичем Степановым, командиром железнодорожного корпуса генерал-лейтенантом Николаем Владимировичем Рудаком, генерал-майором милиции В.И. Рыжиченковым. Долгие годы Г.Н. Трошев поддерживал - поначалу служебные, а потом и дружеские связи - с заместителем генерального директора «Росатома» и руководителем Смоленской АЭС Александром Марковичем Локшиным, также с хорошо известными смолянам общественным деятелем Владимиром Ивановичем Анисимовым, военачальниками Виктором Кузьмичом Чертковым и Владиславом Леонидовичем Каневским.
   Приветливость, всегдашняя благорасположенность помогали ему с первых минут устанавливать тесный контакт с руководителями. Его любили за неизменную доброжелательность и отсутствие «генеральской спеси». Школа генерала Трошева многим наилучшим образом помогла в службе, публичной деятельности.
   Геннадий Николаевич любил Смоленщину и не раз высказывал желание остаться здесь навсегда. Ему – русскому человеку – выросшему и служившему на Кавказе и юге страны, пришлись по душе люди и скромно-трогательная природа западного края.
   - Как хочется, - говорил он мне, - отстраниться от всех забот и пожить на берегу озерца или речушки вместе с семьей, внуками, наедине с самим собой, своими мыслями. Взять в руки карандаш, кисти. Ведь я не только несостоявшийся архитектор, но и неродившийся художник. Ах, сколько возможностей и благоприятных обстоятельств дает смоленская земля для перенесения духовных переживаний в зрительные образы: намоленность пространства, отсутствие суеты и предвкушаемый восторг пусть даже не вполне профессионального исполнения замысла, но осознания своей правоты видения мира…
   Несмотря на выше всякой меры служебную занятость, он выкраивал время для более обстоятельного знакомства с историей смоленского края. Побывал в музее-усадьбе Тенишевых «Фленово-Талашкино», в Хмелите и Новоспасском – родовых имениях А.С. Грибоедова и М.И. Глинки. Обошел и облазил всю Смоленскую крепостную стену. Особое восхищение вызывала у него Аллея Героев и памятник «Благодарная Россия – Героям 1812 года».
   Талантливый человек талантлив во всем. Генерал Трошев любил музыку, был тонким ценителем классики и эстрады. Хорошо пел и бесподобно играл на гитаре. Смотритель одного из охотничьих домиков под Смоленском до сих пор хранит его гитару и не стирает со стены шутливые надписи - пожелания друзьям. Даже в самые сложные дни не изменял своей привычке пошутить, поострить, и его настроение передавалось окружающим. Он был изумительным рассказчиком и держал в памяти множество смешных и поучительных историй. Поэтому-то так легко сошелся с нашим знаменитым земляком народным артистом СССР Юрием Никулиным. Они ценили и понимали друг друга.
   Часто вспоминал прошлую службу, поражая своею богатой памятью и интереснейшими свидетельствами многих событий из жизни армии, социальной, политической, экономической обстановки, нравах и обычаях людей в местах, где ему довелось пожить и служить. Сколько в его словах было полезных советов, драгоценных крупинок опыта, незаметно оседавших в умах всех, кто его слушал!
   С именем Трошева связано весьма примечательное событие. В 1994 году он принял самое ответственное и деятельное участие в подготовке и проведении парада войск Смоленского гарнизона – первого за годы вынужденной приостановки знакового события в жизни города. Именно он настоял на привлечении к параду военной техники Ельнинской дивизии, армейских частей и Военной академии ПВО. Парад 9 мая стал важным событием и запомнился горожанам.
   Воины Первой танковой армии с первого дня пребывания на смоленской земле поддерживали тесные контакты с населением. Сослуживцы Геннадия Николаевича Г.Н. Большега, В.И. Терентьев, О.А. Люзняк, А.А. Лада, А.Ф. Складчиков и многие другие – всех не перечислить – бывали в трудовых коллективах, помогали смолянам, чем могли. А сами, между прочим, испытывали большие бытовые проблемы.
   После вывода из Германии, как все генералы и офицеры армии, Г.Н. Трошев не имел квартиры, проживал с семейством в гостинице КЭЧ. Не дожидаясь получения жилья, занялся строительством загородного домика по собственному проекту. Но судьба распорядилась по-иному. После короткой командировки в Приднестровье в составе комиссии по урегулированию конфликта, в сентябре 1994 года он получает предложение от командующего войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-полковника А.Н. Митюхина – бывшего первого заместителя Главкома Западной группы войск - возглавить 42-й армейский корпус во Владикавказе.
   11 сентября, в канун Дня танкистов, «Рабочий путь» опубликовал интервью с Геннадием Николаевичем, ставшее, увы, прощальным. Далее – отъезд, по-военному быстрый, с оставлением несбывшихся надежд и замыслов и дорога навстречу сверхчеловеческим испытаниям, генеральскому мужеству, славе и надломленной судьбе военачальника. Свои глубочайшие знания военного дела ему пришлось применить на войне, которая проходила на его родине, где прошло детство, отрочество, началась взрослая жизнь. На войне по особым правилам, не вписывающимся в общепринятые схемы.
   За неполные семь лет Г.Н. Трошев прошел боевой путь командующим корпусом, 58-й армией, первым заместителем и командующим СКВО. В 1995 году руководил Объединенной группировкой войск в Чечне. В августе 1999 года возглавил группировку федеральных сил, отражавшую террористов-ваххабитов в Дагестане во главе группировки «Восток» и с января 2000 года участвовал в кампании как первый заместитель командующего Объединенными федеральными силами, одновременно был назначен командующим СКВО. Кстати, звание Героя России ему присвоили по итогам дагестанской кампании, а не первой чеченской войны, как полагают многие.
   Все годы, завершающие столетие, Трошев находился на острие главного удара. Геннадий Николаевич показал себя лучшим из плеяды военных руководителей, беспощадно громя бандформирования по всем правилам военной науки, малой кровью и с высоким боевым эффектом.
   Каждый год, по нескольку раз, на 3-4 дня, он приезжал в Смоленск для встреч с однополчанами. Не один час я провел с ним в откровенно-доверительных беседах. Много рассказывал мой друг о ходе ведения боевых действий, своих ратных находках и придумках, об Ахмате Кадырове, с которым его связывала настоящая дружба. С душевным волнением ценил наказ Кадырова, данный в его присутствии сыну Рамзану: «Трошев должен быть для тебя таким же авторитетом, как и отец». Особо подчеркивал важность установления в войнах, подобных чеченской, тесных связей с населением, наиболее уважаемыми руководителями, старейшинами и цитировал любимого им А.В. Суворова: «Местный судит лучше. Я вправо, нужно влево – меня не слушать». Не случайно многие населенные пункты войска Трошева взяли не силой оружия, а добрым словом и делом.
   Еще шла война, а генерал Трошев взялся за перо, спеша помочь своими воспоминаниями и наставлениями тем, кому еще предстоит вступить в схватку с бандформированиями, словно чувствуя малый срок, отведенный ему в земной жизни. Он знал, что вооруженная борьба будет долгой, но завершится несомненной победой сил света и разума. Наверно, в истории военно-мемуарной литературы это единственный случай, когда два объемных тома воспоминаний – «Моя война» (чеченский дневник окопного генерала) и «Чеченский рецидив» (Записки командующего) - выходят почти сразу после завершения боевых действий. Читая, я сразу же заметил, что многое из того, что отражено на страницах воспоминаний, мне известно. Во время наших прежних бесед он как бы апробировал основные положения будущей книги, изучал реакцию собеседника для нахождения более точных оценок происходивших событий. Позже увидела свет и третья книга – «Чеченский излом».
   Отдавая дань человеку долга и совести, Смоленский совет ветеранов 1-й танковой армии, при деятельном участии друзей по военной службе, поспособствовал изданию в городской типографии дополнительного тиража первых двух книг. Эпистолярное наследие Г.Н. Трошева – энциклопедия борьбы с терроризмом, настоящее учебное пособие по воспитанию воинов.
   Трошев убедительно развеял мифы о бездарности и бессилии армии, публично выразил отношение к персонажам чеченских войн, воздав должное и истинным героям, и мнимым, но занимавшим высокие должности. В том числе это касалось одного из авторов Хасавюртских соглашений, того, кто жаждал, – как он написал, – «если славы, то мгновенной, если власти, то большой».
   Он стремился предостеречь тех, кому еще предстоит бороться с террористической угрозой, от ранее допущенных ошибок, усвоить горькие уроки чеченских войн. Как опытный дипломат делает трезвый, спокойный и глубокий анализ событий и этим самым напоминает нашего великого полководца М.И. Кутузова.
   Борцам с заразой терроризма он оставил жесткий совет-завещание: «Любая остановка войны – это полумера и преступление. Только полностью уничтожив и рассеяв банды, мы сможем жить и работать спокойно».
   Войны заканчиваются, знаменуя собой начало новых путей в развитии общества. Главный итог чеченского излома – сохранение России от распада и бесстыдного растаскивания, обеспеченное усилиями возрожденной армии, водимой ее мужественными генералами. Среди них А.В. Квашнин, Л.Я. Рохлин, А.С. Куликов, В.И. Попов, В.А. Шаманов, К.Б. Пуликовский и яркая звезда отечественного военного искусства генерал-полковник Г.Н. Трошев.
   Очевидно, что так и продолжил бы Г.Н. Трошев восхождение по служебной лестнице, но в начале 2003 года последовало нелепое увольнение в запас. Хочу развеять мифы и совершенный вздор, распространенный теми, кто считал себя, якобы, посвященным в кадровые тайны об отказе Трошева возглавить Сибирский военный округ. Вот как об этом мне рассказал сам Геннадий Николаевич:
   – Я находился в командировке на территории Северо-Кавказского военного округа, решая множество накопившихся вопросов. В один из вечеров в гостинице, играя на бильярде, услышал сообщение теленовостей о моем увольнении со службы за отказ от вступления в должность командующего Сибирским военным округом. Отошел к окну и впервые в жизни у меня потекли слезы. Такой несправедливости и коварства я и представить не мог. Припомнил, что был приватный разговор с Квашниным, в тот момент начальником генштаба и личным другом, на предмет перехода на Сибирский округ и получения звания генерала армии. Но и только, никакого официального предложения не поступало. Я – Герой России, вся моя служба – беспрекословное выполнение долга. Кому понадобились такого рода игрища? Об «отказе» доложили Президенту. В СМИ и интернете замелькали комментарии: зазнался, слишком много лестных слов говорили о нем, словом, не оправдал доверия. Но злопыхатели торжествовали не долго. Встреча с В.В. Путиным расставила точки над «i». Назначение советником Президента России открыло для меня новую, интересную страницу жизни и служения Отечеству.
   Работа в Администрации Президента увлекла и захватила генерала. За пять с лишком лет курирования казачества им сделано столько, что иному человеку хватило бы на всю жизнь. Главное, что Госдума приняла многострадальный Закон о казачестве, безуспешно продвигаемый на протяжении пятнадцати предшествующих лет. Под его руководством была разработана Концепция государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества.
   По его инициативе в станице Вешенской – родине М.А. Шолохова – в 2005 году состоялась встреча Президента России В.В. Путина с казачьими атаманами всех обществ, внесенных в государственный реестр.
   Геннадий Николаевич многое сделал для возрождения культуры и обычаев служилого сословия, и казаки по всей России ценили и уважали своего лидера и наставника. Особой его заботой стали казачьи кадетские корпуса. Планировал он написать четвертую книгу, посвященную проблемам казаков.
   Геннадий Николаевич получил несколько предложений инициативных групп из регионов о баллотировании в губернаторы, в том числе и из Смоленской области.
   - Да что за напасть такая, - без всякого кокетства сетовал он, - то из меня хотели сделать генерал-губернатора Чечни, теперь вот в губернаторы зовут. Неловко становится. Не понимаю тех генералов, которые рвутся во власть. Ведь ни один из избранных ничего значительного не совершил в своих регионах, а некоторые, избегая позора, и вовсе ушли в политическое небытие…
   14 сентября 2008 года роковой полет прервал жизнь великого генерала и человека. Всех его знакомых и друзей поразила мистика происшедшего. Он погиб в День танкистов. Да и на тот авиарейс попал случайно – задержали обстоятельства, и пришлось лететь на соревнования в Пермь, куда он был приглашен спортивным сообществом, незапланированным «бортом». За месяц до трагических событий Геннадий Николаевич объехал всех родственников. Всех отметил: кого подарками, кого деньгами. Словно чувствовал, что встречается в последний раз.
   Так получилось, что за несколько дней до его гибели я виделся с Геннадием Николаевичем в Москве.
   - Лечу в Пермь на соревнования, не могу отказать людям в своем участии, хотя вымотался ужасно, - говорил он мне. После поездки никакой общественной деятельности, только новая работа. Смоленску и всем нашим передавай привет. Свидимся.
   Не пришлось.
   Танкист до мозга костей, он дорожил своим броневым прошлым, службой в героических танковых полках и дивизиях, своими успехами в совершенствовании соединений и частей ударной силы сухопутных войск. Навсегда запомнилась его шутливая присказка-команда: «Танки, вперед. Обороты!». Его фотография – память о совместной службе - всегда на моем рабочем столе.
   Уже при жизни он был почитаем армией и народом, избран Почетным гражданином шести городов, награжден «Золотой Звездой» Героя России, четырьмя государственными и двумя казачьими орденами, стал лауреатом многих престижных премий.
   После смерти генерала его имя присвоили двум кадетским казачьим корпусам. В Смоленске, в микрорайоне Соловьиная роща, именем генерала Трошева названа улица, на которой установлен гранитный камень с мемориальной доской. В Краснодаре, где проживает семья – жена, две дочери, внуки - на его могиле поставлен прекрасный памятник.
   Наталья Геннадьевна Трошева возглавила Фонд патриотического воспитания молодежи имени отца, успешно работающий на юге России и по всей стране. На днях получил от нее сообщение об отправке в Смоленск книг по военно-патриотической тематике для передачи в кадетский корпус и другие учебные заведения…
   Жизнь идет, и дела генерала Трошева находят продолжение. Светлая ему память!
  
   Виталий Синчурин,
   полковник в отставке,
   бывший заместитель командующего1-й гвардейской Краснознаменной
   танковой армией
   по воспитательной работе.
  
   http://www.journalsmolensk.ru/new/2017/97-2-198/1189-podolgusovesti.html

//Журнал «Смоленск», «По долгу и совести», №2 (198) февраль 2017 г.


<- Назад

©2009 Все права защищены. Фонд патриотического воспитания молодёжи имени генерала Трошева Геннадия Николаевича - troshevfond.ru (716)